Николай Николаевич Федотов

Адат Интернета

 

 

Верх совершенства кажется изъяном, но польза от него не умаляется; верх полноты напоминает пустоту, но польза от неё не иссякает.
(Лао-Цзы. «Даодэцзин», гл.45)

Интернет как варварство

Интернет концентрирует в себе самые передовые технические идеи. Но при этом в гуманитарном отношении Интернет – самая отсталая часть современной цивилизации. По уровню развития социально-экономических отношений он соответствует примерно XII-XIV векам нашей эры.

А всё потому, что так называемое сетевое сообщество развивалось (и развивается) в относительной изоляции от реального мира, почти без идейного влияния со стороны последнего. Развиваясь, этот социум эволюционирует почти с нуля и заново проходит те же этапы, которые в своё время проходило человечество в офлайне. Первобытный строй – право силы и власть вождя. Монархия – вассальная зависимость и обычное право1. Товарное производство – власть капитала и кодекс законов. Глобализация и права человека. Последнее ещё только угадывается на историческом горизонте, а пока на просторах Интернета царит мрак Средневековья.

Те общественные отношения, которые спонтанно произрастают в виртуальном мире при временном попустительстве со стороны мира реального, представляют интереснейший предмет для исследования. Они достойны особого названия. Обозначим эти отношения как

Реликтовое право

Представьте себе радость современного учёного, отыскавшего затерянное в джунглях племя, которое до сих пор живёт по древним обычаям и ничего не переняло от современной цивилизации. Примерно таким объектом исследования является для автора Интернет, точнее, общественные взаимоотношения в нём. Сетевые “племена”, живущие без малейшей оглядки как на национальное, так и международное законодательство. Вольные города и самозваные вожди. Кровная месть и право первой ночи. Вассальная зависимость и идеократия. Всё это – ценнейший материал для обществоведа. А в лице среднего сисадмина автор имеет возможность изучать то самое «недостающее звено между обезьяной и человеком», о котором офлайновые исследователи истории права лишь мечтают.

Ради иллюстрации царящих в Сети общественных отношений приведём небольшую сценку из жизни современного интернет-провайдера, которую автор наблюдал воочию. По каким-то причинам потерялись данные об одном из клиентов провайдера. То ли технический сбой, то ли обычное российское разгильдяйство, но сотрудники не смогли вспомнить, что за клиент подключён к такому-то порту коммутатора. Произошло экспресс-совещание. Первым высказался технический специалист: «Не вижу никакой проблемы! Надо погасить порт. Через полчаса клиент сам объявится и доложит, кто таков, какой номер договора и так далее» Сотрудник коммерческого отдела, человек с гуманитарным образованием просто не понял: «Как так отключить? Это же клиент! Он нам деньги платит» Технарь, в свою очередь, не понял его: «Ну и что? Зато узнаем всё быстро и надёжно» Препирательства в подобном духе продолжались ещё некоторое время, пока не стало очевидным, что мысли оппонентов просто витают в различных, непересекающихся плоскостях.

И в самом деле, могут ли понять друг друга человек из нашего века и человек, живущий реалиями Средневековья?

Другая иллюстрация. Автор по службе причастен к рассмотрению жалоб, поступающих по электронной почте и касающихся сетей провайдера (так называемая “abuse service”, кто знает). Так вот, в Интернете считается естественным жаловаться провайдеру на нарушения, допущенные его клиентами, клиентами его клиентов, а также всеми иными субъектами, пакеты до которых ходят транзитом через сеть этого провайдера. Причём обжалуются подобным образом не только чисто сетевые нарушения типа ошибочной маршрутизации или некорректно указанных DNS-серверов домена. Приходят жалобы и на мошенничество с кредитными карточками, и на оскорбления, и на нарушения авторских прав, и даже политические доносы о пропаганде национализма и ксенофобии. И многие провайдеры воспринимают такие жалобы всерьёз, проводят расследование, берутся судить и рядить, казнить и миловать своих “даунстримов”, то есть, клиентов. Ну чем не вассальная зависимость?

Праздник непослушания

К исследованию феномена реликтового права кроме правоведа, историка и IT-специалиста было бы полезно привлечь ещё и психолога. Есть сильное подозрение, что дикорастущее интернет-право выросло именно таким благодаря гумусу из сисадминов. Исследование особенностей личности типичного сисадмина как формирующей среды реликтового права может дать ключ не только к пониманию его возникновения, но и к возможностям его будущей трансформации.

Так сложилось, что Сеть вначале управлялась технарями. Когда же из чисто технического устройства она выросла до социального явления и позже – до целого виртуального мира, то в управлении ничего не изменилось. Этим виртуальным миром по-прежнему правит всё тот же класс, всё теми же методами (см. врезки).

Современные информационные технологии очень сложны. Управлять многообразным телекоммуникационным оборудованием в состоянии лишь специалисты высокой квалификации. «Высота» неизбежно выливается в «узость». Нужная квалификация приобретается годами. Обучаясь в своей технической области, они вынужденно упускают гуманитарную сторону образования. В результате многие из нас страдают так называемым техническим варварством.

Односторонне развитый технарь не имеет даже элементарнейших, базовых знаний в области права, не ориентируется в текущих общественных отношениях и вообще плохо социализирован. Он эффективно решает чисто технические задачи, но если столкнётся с проблемой политического, юридического или нравственного плана, то в лучшем случае не сможет её решить. А в худшем – станет действовать привычным технократическим методом, напоминая варвара среди культурных ценностей. Или, скорее, ребёнка, пытающегося решать вопросы мировой политики: «Всё просто – надо собраться всем хорошим людям и поубивать всех плохих».

А что же юристы? Неужели не могут сказать своего слова и просветить технических варваров?

Юристы в Интернете встречаются. В Интернете, но не в виртуальном мире. Они заглядывают в Сеть исключительно по своим юридическим потребностям – найти нормативный акт, прочитать о заграничном прецеденте, переслать письмо коллеге. В виртуальной жизни никак не участвуют.

Диалектика

Неприятные следствия вышеописанного противоречия между новыми общественными отношениями в Сети и старыми методами управления Сетью пока накапливаются. И закончатся они так же, как заканчивались другие диалектические противоречия – сменой правящего класса. Мирным путём или не очень мирным. Но сетевая революция, батенька, неизбежна. Архиоднозначно!

Интересен вопрос не к кому перейдёт власть над Сетью, а как она будет устроена. Ибо уже сейчас наметились целых три типа модели «разделения властей» в Интернете. Пока они реализованы лишь кое-где и преимущественно в теории. В России даже теории пока нет.

Дикари и цивилизация

Моделей распределения ответственности (власти) в Интернете сейчас три – так называемые «американская», «европейская» и «китайская».

Американская модель – наиболее либеральная. Провайдер пользуется правовым иммунитетом по отношению к действиям своего пользователя. То есть, за любые нарушения со стороны пользователя тот отвечает сам. Отвечает перед тем, чьи права нарушены или перед государством – в случае общественно опасных деяний. Провайдер остаётся не при чём. Конечно, за полный иммунитет провайдер вынужден чем-то пожертвовать. Расплачивается он обязанностью предоставить (в оговоренных случаях и на оговоренных условиях) информацию о своём пользователе – не только по решению суда или по запросу правоохранительных органов, но и по требованию иных лиц, чьи права могли быть нарушены. А далее, опираясь на полученную информацию, истец уже волен сам разбираться с ответчиком, не вмешивая в дело провайдера.

Китайская модель – напротив, наиболее левая. Провайдер там полностью ответственен за действия своих пользователей. Все их нарушения рассматриваются как нарушения провайдера. Естественно, вместе с ответственностью провайдеру даются довольно широкие полномочия по контролю за пользователями.

Европейская модель является промежуточной и гармонично сочетает худшие черты двух предыдущих. Провайдер не отвечает за действия пользователей и не обязан их контролировать. Но лишь до тех пор, пока не получит извещения (в обусловленной форме) о нарушении чьих-либо прав. После факта информирования о предполагаемом нарушении провайдер приобретает ответственность и одновременно – некоторые полномочия по разрешению ситуации. Он обязан разобраться и пресечь нарушение. Если, разрешая конфликт, провайдер не угадает, кто прав и отключит невиновного пользователя, он освобождается от ответственности за такое ошибочное решение.

В России пока никакой модели нет. Если следовать действующим офлайновым законам, «натягивая» их на виртуальный мир, то мы ближе всего к американской модели. Российская же практика тяготеет скорее к китайской.

Нам предстоит увлекательный процесс выбора своей модели.

С точки зрения интернет-провайдеров, наилучшей является американская (либеральная) модель. Она несёт провайдерам меньше всего расходов и забот. Конечно, приятно (как в китайской модели) держать в своих руках пользователей, быть их “пастырем”. Вот только доходов от этого никаких, одни расходы.

Именно американская модель – самая выгодная и, следовательно, самая желанная для интернет-провайдеров. Это подтверждается тем, что все известные случаи лоббирования со стороны российских операторов связи были направлены именно на введение в той или иной форме их правового иммунитета.

А какая модель будет выгодна государству? Государство у нас традиционно «полицейское». Оно крайне ревниво относится ко всяческому саморегулированию, любит вмешиваться в бизнес и очень не любит делегировать свои права каким-либо иным социальным институтам. Поэтому китайская модель исключается сразу. Американская требует делиться полномочиями в наименьшей степени. Зато европейская (особенно: если её чуть скорректировать) позволит сначала взвалить на провайдера часть расходов по разбору конфликтов, а потом оставить его виноватым, независимо от его действий. Поставить в ситуацию, когда невозможно не нарушить, и потом держать нарушившего предпринимателя за чувствительную часть тела – это наши чиновники любят! И потому могут склониться к европейской модели. Если, конечно, провайдеры вовремя не позаботятся о своих интересах.

А какая модель будет выгодна для пользователей и рядовых граждан? С точки зрения потерпевшего, китайская модель наилучшая, поскольку позволяет наиболее эффективно найти (в крайнем случае - назначить) виновного и взыскать с него ущерб. Европейская будет чуть менее эффективна. А американская предоставляет потерпевшему защищать свои права самому, у нас это не принято. С точки зрения нарушителя, всё ровно наоборот. Американская модель наилучшим образом гарантирует от произвола со стороны оператора связи, а в китайской модели действительный или мнимый нарушитель практически лишён возможности защищаться.

На самом деле, выбор модели ответственности провайдера происходит не при написании законопроектов. Выбор этот совершают не депутаты, не чиновники Минсвязи, не учёные-правоведы. Его совершают прямо сейчас технические (и не очень технические) сотрудники провайдеров, делая выбор, как поступить в той или иной неурегулированной ситуации. Согласно древнему адату или согласно экономической целесообразности?

Точно так же, как современное просвещённое и гуманное право выросло из кровавой грязи средневековых обычаев, будущее сетевое право творится прямо сейчас. Варварские обычаи средневековья осуществляли не юристы, а князья-самодуры. Затем пришёл купец, он же промышленник и вообще капиталист. И пожелал либерального законодательства, устранения сословий, экономического равенства и прочих ужасных и крамольных вещей. За подобные «покушения на основы» попервоначалу было принято просто без лишних слов вешать крамольников. Но позже оказалось, что без либерализма и прочих "прав человека" плохо идёт экономическое развитие. И страна, упорно держащаяся за древний адат, просто обречена в экономическом (следовательно, и военном) соревновании. И князья-самодуры вымерли. Завелись юристы-буквоеды в неимоверных количествах.

Точно так же скоро уйдёт в прошлое провайдер всемогущий и всеведающий, вымрет сисадмин-самодур. И адат Интернета сменится на право. В угоду народившемуся бизнесу с неприличной приставкой «е-».


Врезки

За что воюют?

Недавно автору довелось исследовать такой интересный предмет: как DoS-атаки в сети Интернет. Их можно уподобить войнам в реальном мире. В разрезе обсуждаемой темы важен такой аспект, как причины атак. Согласно имеющимся данным, причины, побудившие сетевых обитателей начать боевые действия, таковы (в порядке убывания частоты):

Это может показаться странным, но современные войны в виртуальном мире ведутся отнюдь не за ресурсы, не за жизненное пространство, не за контроль над торговыми путями. Подобные «материалистические» причины войн – это черта индустриального мира. А в средневековье вполне обычной причиной для военного похода одного княжества на другое могло быть оскорбление рыцарской чести или различие в толковании священных книг.

Кто платит?

Ещё одна иллюстрация, показывающая, на каком этапе эволюции находится сетевое сообщество. Как известно, правила традиционной торговли предусматривают, что при поставке товара производится его оплата. Ни одному нормальному человеку не придёт в голову задаться следующим вопросом. Кто из двоих участников сделки должен платить деньги – тот, кто передаёт товар или тот, кто его получает? В Интернете всё устроено иначе. Для читателей, знакомых с сетевым бизнесом, нижеследующая загадка покажется неинтересной. А вот обычные люди, непривычные к реалиям виртуального мира, пожалуй, затруднятся с ответом.

Итак, один провайдер передаёт трафик другому провайдеру. Кто из них должен платить? Угадайте с трёх раз. Тот, кто получает трафик? Неверно! Тот, который передаёт? Снова не угадали! Думаете, трафик принято передавать бесплатно? Опять ошиблись. По укоренившейся традиции, за передачу трафика должен платить тот из провайдеров, который меньше. (Бывают, конечно же, отдельные исключения. Но именно исключения. И очень отдельные.) Вам такие «нерыночные» отношения ничего не напоминают?

Как наказывают?

Это называется коллективная ответственность. Когда наказывают не персонально того, кто виноват, а целое сообщество (местность, род, семью, взвод, сеть и так далее).

И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли.

И было, когда Бог истреблял [все] города окрестности сей, вспомнил Бог об Аврааме и выслал Лота из среды истребления, когда ниспровергал города, в которых жил Лот.

Бытие, 24-29

Идея вырезать поголовно население какого-либо городка, только за то, что там развелось слишком много… этих… представителей нетрадиционной сексуальной ориентации – совершенно естественная идея для человека древности, ещё могла придти в голову какому-нибудь средневековому князю. Но для современного человека, с детства слушающего выражения «права личности», «общечеловеческие ценности» и «гуманизм», это покажется вопиющей дикостью. В Интернете же до сих пор считается совершенно нормальным и не вызывает удивления, когда сотрудник крупного международного оператора «Телия-Сонера» отключает целиком сеть российского провайдера «Элтел» (около 4 тысяч узлов) только оттого, что, по выражению этого анонимного сотрудника, «не в первый раз обнаруживает в этой сети порнографический сайт». Словом, сплошные Содом и Гоморра.


1 Обычное право – право, основанное на обычаях, не кодифицированное, то есть, не зафиксированное в законах, как это принято сейчас. В шариатском праве называется «адат».


Об авторе
Николай Николаевич Федотов
Выпускник МГУ, кандидат физико-математических наук.
Последние годы занимается вопросами технической и правовой защиты информации.
С автором можно связаться по электронной почте: fnn@fnn.ru

© Н.Н.Федотов, 2003 г.